Я, пират

Ежедневный треп на любые осмысленные и неосмысленные темы

Я, пират

Сообщение Pepelac » Чт июл 25, 2013 7:48 pm

Найдено в сети...

Я, пират

"Все-таки красные у меня глаза или нет? Кажется не очень. Может так и должно быть? Я внимательно разглядывал себя в зеркало. Нет, всё-таки красные, хоть и не так сильно. Может не стоит уже с утра проверять почту и ходить по всем этим сайтам? Ну напишут там что-то, а я не прочитаю, ну и что такого? Нет, каждый раз просыпаюсь и первым делом туда…"


Так начинался фантастический рассказ — антиутопия про один день из жизни программиста в недалёком будущем, написанный мной в 2010 году. Меня просили продолжить, и через какое-то время появились идеи, но всё никак не было времени их реализовать. Однако в связи с последними событиями начинает казаться, что придуманный мной сюжет того гляди может стать реальностью. Поэтому сегодня представляю вам вторую главу.

Глава 1
Все-таки красные у меня глаза или нет? Кажется не очень. Может так и должно быть? Я внимательно разглядывал себя в зеркало. Нет, всё-таки красные, хоть и не так сильно. Может не стоит уже с утра проверять почту и ходить по всем этим сайтам? Ну напишут там что-то, а я не прочитаю, ну и что такого? Нет, каждый раз просыпаюсь и первым делом туда. Ох…

Я отошёл от зеркала и двинулся на кухню, неохотно переставляя ноги. Странно, только проснулся и уже устал. Может это старость? А, ерунда, не такой уж я старый, мы еще поживём.

Телевизор бубнил утренние новости. Как обычно один негатив, всякие катастрофы, аварии, и криминальные новости из области авторских прав. В Японии какой-то чувак вышел на площадь, где было полно народу, стал что-то кричать и размахивать руками, все конечно сгрудились вокруг него. А он вдруг достал ноут из сумки и показал всем «неправомерный контент». Ну конечно спецназ приехал быстро и уничтожил его на месте. Камикадзе хренов. Зачем он это сделал? Не понимаю. Ведь могли пострадать люди. К счастью правительство закрыло на это глаза и никого из тех, кто случайно увидел контент, не арестовали.

Пошла реклама, где под веселенькую музычку улыбающиеся голые девчонки чем-то пользовались. Хоть убей не помню чем, может шампунь какой или типа того. Вот только что посмотрел, девчонок помню, а что они делали? Ну и хрен с ними.

Я закончил завтрак и стал собираться на работу. А мелодия навязчивая все звучит в голове. Одеваясь, я непроизвольно промычал несколько нот и сразу осёкся. Вспомнилось, как несколько дней назад Сергей вот так на работе видимо забылся и стал что-то насвистывать. И тут наш старый хрен Петрович вдруг весело взглянув на него выдал:

— Что это ты такое насвистываешь? Своё иль чужое? По какой статье пойдешь?

Никто конечно не засмеялся. Все напряглись, сделав вид, что ничего не слышали, а Сергей нервно вздрогнул. Он затравленно оглянулся, как будто за спиной у него уже стояли люди из правополиции. Тут были все свои и все конечно понимали, что старик вырос в другое время, когда за нарушение прав ещё не было смертной казни. Но сейчас за такие шуточки можно и в морду получить.

Тем временем я вышел на улицу и подошел к остановке. Среди прочих там стоял какой-то парень в сильно раскрашенной куртке, в недрах которой видимо был плейер, так как уши у него были заткнуты наушниками. Остальные ждущие хоть и подозрительно поглядывали на него, но ничего поделать не могли, так как «ехать-то надо».

В этот момент у парня завибрировал какой-то гаджет, потому что он начал делать судорожные движения, похожие на попытки достать откуда-то телефон и ответить на него. В результате этих движений один наушник у него выскочил, и до нас донеслись хоть и слабые, но звуки чего-то похожего на музыку. Женщина, стоявшая рядом, завопила. Люди бросились врассыпную. Ну и я конечно тоже.

Отбежав подальше, я понемногу замедлил бег, остановился у рекламной стойки, отдышался. Всё-таки реакция у меня ещё ничего. Пронесло. Вот блин молодежь, ходят с плеерами, ничего не боятся, еще бы — им-то ничего не будет. Несовершеннолетних не казнят, им исполнение приговора откладывают до 18 лет. Да и то, как стукнет 18, суд собирается снова и там глядишь помилуют, у нас же гуманное общество.

И зачем я пошёл на работу? Надо было сидеть дома, всё бы сделал без проблем. Удаленная разработка, как ее раньше называли. Тоже мне, вот ходить на работу это правда удаленно. А дома всё под рукой, все так сказать блага цивилизации, и еда генерируется прямо на месте. Но с другой стороны, если не ходить, так и ноги могут атрофироваться. Домашние тренажеры конечно достигли невиданной эффективности, но кто ими пользуется? Вот и ходим периодически на работу, посидим немного, по старинке, поговорим и к обеду расходимся потихоньку. Но на сегодня с меня хватит, я уже свою порцию общения с реальностью получил. Пошла она в жопу такая реальность.

По дороге домой поймал себя на мысли, что как-то давно не было хорошего настроения. Да ладно, не всё так плохо. Вот, кажется, недавно где-то услышал хорошую шутку, и я даже засмеялся, да, точно помню, засмеялся. А на этой неделе, точно, в среду видел вечером неплохой фильм. Нечасто бывает, но было же. Ну, по крайней мере, фильм был лучше других, и мне почти каждую рекламу удавалось почти полностью пропустить. Они конечно стараются вставить её на самом интересном и важном моменте, заставки комбинируют и делают переход между рекламой и фильмом незаметным, чтобы все смотрели полностью, стараясь не пропустить сам фильм. Но я не так прост. Выключаю звук и отворачиваюсь, и потом стараюсь поймать тот самый момент. Мне кажется у меня уже чутьё на это. Краем глаза подглядываю на секунду, и сразу в сторону, чтобы в подсознание свои помои мне не лили.

Кстати насчет помоев. Задумавшись на ходу, я почти всю дорогу смотрел на огромный рекламный щит, висевший на моём доме. Как я его ненавижу. Он такой большой и на него очень трудно не смотреть. Ну, вот я и снова дома.

— Итак, за работу. Что я там вчера делал? — спросил я сам себя, и углубился в мышинизированный труд над множеством кнопочек, галочек и других дружественных неизвестно кому интерфейсов.

Прошло какое-то время. Работа непроизвольно как обычно перешла в процесс плевания в потолок. Клавиатура (которой всё равно почти никто не пользуется) была сдвинута в сторону, а мышью я водил по экрану, глубокомысленно объезжая находящиеся на нём элементы восьмерками и прочими замысловатыми фигурами.

Сколько времени прошло не знаю, но в момент просветления я вдруг понял, почему дело встало. Мне была нужна информация по одной из функций, и я дернул за ссылку, где обычно можно было подобную инфу найти.

Ссылка открылась, и только я привычно-лениво начал изучать её содержимое, как откуда-то сбоку вылезло окно, в котором самым наглым образом появилась заставка одной из самых известных медиастудий, и потом пошли кадры из фильма. Я конечно сразу окно закрыл, недовольно подумав, с чего это такая неожиданная реклама вылезла во весь экран, но вдруг из подсознания всплыла цифра: общая длительность видео, которое я как-то краем глаза успел заметить. Файл в кэше нашелся быстро, и когда я увидел, как он называется, у меня похолодело все, что только может похолодеть.

Это была НЕ РЕКЛАМА. Это был САМ ФИЛЬМ.

Черт! Черт! Черт!
Может это случайно, и никто не заметил? Файл я удалю как надо, без следов (уже удалил), в логах сотру, я ж не домохозяйка какая-нибудь. Где ещё может остаться инфа что это произошло? Скорее всего у провайдера всё фиксируется. По крайней мере может. А значит, они узнают, что файл скачивался.

Черт! Ведь всё время собирался сам настроить firewall, чтобы всё правильно было, и каждый раз откладывал, ленился. Вот и доленился. Откуда ж эта сволочь вылезла?

Я схватился за голову. Биться ей об стену не стал, хотя очень хотелось. Сначала в ней было пусто. Ну, то есть не совсем пусто, но ничего разумного и доброго там не было. А потом память, хоть и основательно поеденная склерозом, но все-таки не отключившаяся полностью, выдала мне ответ.

Контент-террористы. Подставляют, подкидывают людям контент, чтобы их обвинили в нарушении прав. Точно, я ведь слышал об этом, но поверить не мог. Мне как-то всегда думалось, что эти слухи про террористов — идиотские выдумки. Что эти люди и правда были преступниками, скачивали и смотрели фильмы, надеясь что их не найдут. Даже когда знакомые каких-то знакомых рассказали, что буквально в соседнем районе взяли одного такого «нарушителя», и что он не мог этого сделать, и его подставили, я не особо верил, что такое может быть. И уж никак не мог я подумать, что такое может случиться со мной.

Может быть всё-таки никто не узнает об этом?

И вдруг я заметил, что в уголке экрана уже светилось уведомление. Почта.

Завтра в 9:00 вы обязаны прибыть… На вашем узле было зарегистрировано неправомерное использование объектов… и т.д.

Что же делать? Мне конец.

Если бы это был фильм мелкой студии, можно было бы на что-то надеяться, а так всё — вышка. И ничего не докажешь. Один выход — бежать сейчас и найти, кто меня подставил. С другой стороны, если не сдамся, я автоматом оказываюсь «злостным» с отягчающими и меня вообще имеют право при попытке к бегству… как того камикадзе…

Вызвали завтра в 9. Время ещё есть. Надо найти хоть что-то. Я снова подключил сеть.

Садилось солнце. Улицы, слегка мокрые от дождя, поблёскивали странным светло желтым цветом. Но я этого не видел.

Прошло уже много часов в судорожных скачках по дебрям сетевых страниц. Ещё вчера такие безумные переходы по непроверенным ссылкам казались мне жутко опасной вещью. А сейчас — терять нечего. Всегда казалось, стоит только поискать — и можно выйти на секретные сообщества, они же наверняка есть. Кто-то же должен знать, что это за террористы и почему они это делают. Но ничего не удаётся найти, как в кошмаре всё ускользает, и я тону в болоте бесполезной информации.

Что же это такое? Руки дрожат. Такое ощущение, что кто-то душит меня за шею, и от этого в глазах темнеет. Ну, то есть не темнеет, но вроде бы вижу экран, а ничего не понимаю что на нем. Я достал из ящика таблетки. Взял одну. Гладкая такая, приятная на ощупь, зеленая. Проглотил. Я помню, когда это началось, врач сказал, что ничего страшного, это стресс, переутомление, вот выписал таблетки. И сначала казалось, что мне от них явно лучше. Я с подозрением посмотрел на зелёненькие кружочки, залитые пластиком. А может от них только хуже? Но ведь я сам читал инструкцию, побочных эффектов нет, и привыкания тоже нет. В инете то же самое написано.

Я с трудом вылез из-за стола и рухнул на диван. Некоторое время просто лежал в пустоте, слушая странные звуки и голоса в голове, и обрывки каких-то мыслей, не особенно уверенный, мои это мысли или нет.

Проснулся посреди ночи, было еще темно.

Пашка! Точно, у него есть связи, он мне поможет. Я отправился к нему, и путь был неблизкий. Доеду видимо только к утру. Когда в 9 я не явлюсь, они первым делом отправятся ко мне домой и на работу. Конечно если бы сразу задействовали полицию, меня бы очень быстро нашли, но надеюсь они не будут так торопиться, знают ведь, что деваться мне некуда. Значит у меня ещё есть время.

Сколько раз я слышал эти слова: «в случае чрезвычайной ситуации возьмите самое необходимое и покиньте здание». «Что же это, самое необходимое?», — с ужасом озираясь вокруг, думал я. А время шло. Казалось, что к дому уже едет группа захвата и с каждой секундой они все ближе. Так ничего и не придумав, я сбежал вниз и взялся за ручку двери. Было страшно открыть её. Вдруг там меня уже ждут? Я медленно-медленно потянул дверь на себя. Тишина. Город спал, и в полутёмном дворе было тихо.

Все правильно, уговаривал я себя, раньше утра меня точно искать не станут, ни к чему им это. И уж тем более ни к чему караулить в темноте. И все равно казалось, что вот-вот включится яркий свет, и со всех сторон выбегут вооруженные люди в масках. С этим ощущением я сел в машину и осторожно выехал на полупустую улицу. Меня окружал родной, но необычно незнакомый ночной город. Проносившиеся в темноте огоньки всегда вызывали такое ощущение спокойствия, а сейчас они были зловещие, как глаза крокодилов, медленно плавающих в ядовитой реке.

Пашка всегда был солидным автором. Состоит в гильдии писателей, я слышал он даже лично знает некоторых правообладателей, серьезный человек, в общем. Наверняка он знает что делать. Ну вот я и прибыл. Машину пришлось бросить, причём подальше от места, ведь её быстро найдут.

Пашка держался невозмутимо спокойно. Он сразу понял, зачем я пришёл. Мы стояли и смотрели в сторону окна, как будто ничего не произошло, и я просто зашёл поболтать. Он заговорил первым.

— О тебе говорят в новостях.
— Да? И что говорят?
— Работник умственного труда, компьютеры. Из таких людей и получаются преступники. Коллеги говорят, что в последнее время ты вел себя странно. Твой врач подтвердил, что у тебя были проблемы с психикой. Все кивают головами: да, да, вот ведь как бывает.

Он вдруг посмотрел на меня и опустил голову. Глубоко вздохнул.

— Я сейчас не могу, ничем не могу тебе помочь. Помнишь Григория? Он на меня наехал с моей последней книгой. Типа я использовал его авторские тексты, и корреляция сочетаний букв больше допустимого предела, в общем, сам понимаешь… Очень надеюсь, что смогу выкрутиться, но деньги все ушли на суд. Не знаю, как буду жить, хоть бы на свободе остаться.

— Дай хотя бы транс-карточку, я уеду из города. Меня же с моей засекут. Скажешь, что я залез к тебе ночью и украл.

— Хорошо, — быстро согласился он и пошел в кабинет за карточкой. Стало заметно, что он нервничает. Ещё бы, я же опасный преступник.

— И вот ещё что, — начал Пашка, выходя из кабинета. Потом подошёл поближе и продолжил вполголоса, — есть один чат, адреса я не знаю, но ты найдёшь. Называется вот как… — Он подошел к полкам с книгами, и показал мне на слово в одном из названий, потом на вторую книгу, второе слово.

— Там должны быть ребята, которые знают больше чем я. Но я тебе этого не говорил.

С Пашкиной карточкой я добрался до вокзала и, стараясь не выглядеть подозрительно, сел в первый попавшийся поезд. Так меня труднее будет найти, не будет логики в выборе направления. Ехал я не особо долго, надо было хоть куда-то уехать, но и времени терять тоже было нельзя. Всю дорогу думал о вафлях и футболе. Это я так шучу. Конечно, ни о чём другом я думать не мог, кроме как о том, кто меня подставил. И главное зачем? Перебрал все варианты, какие только мог вообразить. Врагов у меня нет. Никому дорогу не перешёл. Обычный человек, живу, работаю. Остаются только эти террористы, а я получается — случайная жертва. Часто оглядывался вокруг. Пассажиры казались мне странными. Казалось все они — террористы и того гляди, набросятся на меня. Так и прошла моя неожиданная поездка.

На следующий день в другом городе я сидел в маленьком кафе и ждал. Ждал, когда кто-нибудь ответит мне на моё глупое и одинокое «hi all». Это был тот самый чат. Только бы кто-нибудь был онлайн. Эх, да не просто «кто-нибудь», а кто-то, кто действительно знает то, что мне нужно. Невелика надежда, но это всё что у меня сейчас осталось.

Я пытался не смотреть всё время на курсор, но это было трудно. И вот я дождался. Появилось ответное «hi». Не помню как я начал разговор, сколько людей там было, и как я решил, кому именно сказать, кто я, и задать этот вопрос. Вся беседа состояла из одних намёков, но было видно, что они в курсе дел и если кто и знает про этих террористов, то это они.

Я> а вы не боитесь что вас поймают?
U2> так мы ж ничего незаконного не делаем )
U1> сидим тут просто говорим о жизни
U2> это пока разрешено))

И вот я долблю в личку плохо слушающимися пальцами длинную фразу, крик о помощи, вкладывая в неё последние силы сжатого нервным напряжением мозга:

Я> дай мне хоть намек хоть что нибудь кто эти террористы
Я> я найду я раскопаю кто меня подставил мне надо доказать что это не я
Я> нужна хоть какая-то зацепка кто кто это сделал??

И снова я жду. Жду чуда. Он должен знать, должен. У меня будут доказательства, возможно будет непросто убедить их, но это шанс. Шанс доказать, что я ни в чём не виноват. Ни в чём.

И тут случилось то, чего я боялся всё это время. Резкий жёсткий голос откуда-то снаружи произнес:

«Оставаться на месте! Поднимите руки от клавиатуры или мы будем стрелять!»

В этот самый момент на экране появился ответ:

U2> да нет никаких террористов
U2> ты что до сих пор не понял кто?

Я застыл как в страшном сне, вижу перед глазами только эту фразу. Пошевелиться не могу. Выстрел был какой-то негромкий, странный. И боли не было, только вдруг чувствую — силы оставляют тело, как будто меня выключили, всё плывет… а потом глаза закрываются. Я тону в темноте и мысли путаются, как будто засыпаю. А ведь правда, может это — просто сон? Не может это быть правдой.

Пожалуйста… пожалуйста… пожалуйста… пусть это будет сон.



Продолжение следует...

...если не пристрелят правообладатели! ;)
Изображение

8-926-76170 три шесть
Аватара пользователя
Pepelac
Старейшина
Старейшина
 
Сообщения: 1343
Зарегистрирован: Вс авг 29, 2010 9:14 am
Откуда: Москва, ВАО
Благодарил (а): 270 раз.
Поблагодарили: 185 раз.

Re: Я, пират

Сообщение Pepelac » Пт июл 26, 2013 10:28 am

Я, пират

Глава 2

Много раз мне это снилось, я сразу вспомнил это чувство, как будто парализован, понимаю, что умираю, пытаюсь пошевелиться, но не могу. Темнота. Глаза закрыты. Даже вроде бы чувствую своё тело, руки, как они лежат на клавиатуре, изо всех сил напрягаю мышцы, но не могу сдвинуться даже на миллиметр.

И такой жуткий и тягучий, страх смерти: вот сейчас, вот в эту минуту всё кончится. Неужели теперь это происходит на самом деле? Я чувствую только как тело заваливается в сторону. Сейчас оно должно удариться об пол. А он так далеко, что чувство падения захватывает меня полностью. Почему-то вспоминается, как в детстве я качался на качелях. Деревянные, с облупляющейся краской, они опускаются вниз, бесконечно долго. А я всё падаю, падаю… И вдруг опускаюсь на что-то мягкое.

Глаза сразу открываются, и я вижу прямо перед носом обшивку соседнего сиденья в поезде, на которое я свалился, задремав. Я поспешил сесть обратно. Ох, всё-таки это сон, а я жив, и ничего этого не было. Вот сколько раз снилось, но каждый раз до самого конца не понимаешь, что это сон. «Какая технология, а? Вот бы в кино такую. Каждый раз смотришь, и каждый раз как в первый раз,» — думал я, оглядываясь вокруг.

А вот и плохие новости: я всё-таки еду в поезде неизвестно куда, спасаясь неизвестно от кого. Я посмотрел в окно. На самом деле я не люблю путешествовать, и редко вообще покидаю город. Всё как-то собирался куда-нибудь съездить, просто отдохнуть, сменить обстановку, развеяться. Вот и представился случай. Ирония какая. Посмотреть мир и быть застреленным правополицией где-нибудь в захолустье.

За окном проносились незнакомые места. Такое необычное ощущение, как будто всё нереально, как будто отправляюсь в неизвестность, один, чуть ли не на другую планету, и пути назад уже нет, и никто не поможет, можно рассчитывать только на себя.

Так, а что же мне всё-таки приснилось, вроде бы что-то важное? Ничего не помню. Вот так всегда, даже если напрячься и постараться сейчас вспомнить — уже бесполезно. Помню только как не мог пошевелиться и страх смерти. Я попытался расслабиться и забыть хоть ненадолго, что убегаю. Заодно не буду казаться другим пассажирам таким подозрительным, притворюсь, что мне жутко скучно ехать с ними в этом поезде, и всё мне до смерти надоело.

Так прошло несколько часов, пока наконец я не выдержал и выскочил на очередной остановке. Похоже город был немаленький, судя по пейзажу уходящих вдаль улиц. Я остановился рядом с урной, поглядел на Пашкину карточку и выбросил. Ей нельзя было больше пользоваться, они бы узнали, куда я поехал.

Осторожно оглядываясь по сторонам, я углубился в город. Не заходить же в интернет прямо на вокзале. Вместе со мной двигалась толпа людей, молчаливых, торопящихся, недовольных. Чем они недовольны? Ведь им ничто не угрожает. А мне нужно срочно найти спокойное место, пока не умерла моя надежда на спасение.

Я шел по незнакомым, казавшимся мрачноватыми улицам, вдыхая запах чужого города. Местами в тротуаре непонятно зачем были вделаны цветные панели. Кто их знает, придумали зачем-то, у нас таких не было. Я потрогал одну из них ногой. Подрезиненная, какой-то особый пластик. Кажется я уже достаточно прошёл. Скользнув по фасадам зданий вдоль улицы, мой взгляд остановился на полупрозрачной двери под вывеской «freelunch». Заходя внутрь, я почему-то подумал, как плохо мне пришлось бы в общем-то недавние времена, когда не в каждом кафе была сеть.

Не скажу, что чат удалось легко найти. И потом очень долго провозился с клиентом, который никак не хотел подключаться. Глупейшее чувство, как будто программа, которой ты много пользовался, хотя и давно, вдруг отказывается работать, и как будто назло все опции потерялись в дебрях меню, а времени остаётся всё меньше.

Я смотрел на только что напечатанное мной «hi all», пытаясь понять, отчего в этот момент появилось легкое дежавю. Ах да. Ничего странного. Ведь каждый раз, когда заходишь в незнакомый чат, обычно именно так и пишешь. Вот и кажется, что это уже было.

Тем временем в чате появилась активность. Похоже мне повезло — один из ников показался знакомым. Конечно я не мог его видеть раньше, но мне почему-то казалось, что именно он знает ответ на мой вопрос. У меня это иногда бывает, как будто знаю, что произойдёт дальше и что мне надо делать. Преодолевая напряжение, я ждал ответа в личке. И снова мне показалось, что это уже было. Вот сейчас, еще секунда, и появится ответ.

Мне кажется, я даже видел, как перерисовывается окно, как строчки сдвигаются вверх, а потом на освободившемся месте упрямые пикселы дешевой жидкокристаллической матрицы складываются в слова:

U2> А ты что до сих пор не понял кто?

Глядя на эту фразу, я почувствовал, как нервные клетки в мозгу умирают от безысходности. Всё стало ясно. Бесполезно искать. Мне нечего и некому доказывать.

В этот момент дежавю усилилось до предела, оно стало практически осязаемым. Время как будто остановилось, как это показывают в фильмах, в замедленном темпе, убирая цвет. В воздухе пахло опасностью. Я видел каждую пылинку на столе, отсвечивающую в сером стальном свете.

И тут… ничего не произошло. Город так же шумел за окном. Посетители как ни в чем не бывало продолжали тыкать в экраны, читая новости, смотря веселые картинки, или что они там смотрят. Наверно даже если бы у каждого из них сейчас вылез pop-up с фотографией особо опасного разыскиваемого меня, они лишь раздраженно закрыли бы его, и никто бы не подумал оглянуться вокруг.

Я вдруг понял, что так напрягся, что не дышу уже наверно минуту. Нервы, нервы. Я потёр руками шею. Нашел в себе силы набрать:

ME> что же мне теперь делать?
U2> а ничего
U2> ты все уже сделал
U2> теперь весь вопрос, кто тебя найдет первым

«Тоже мне, вопрос» — подумал я. Рассуждают там наверно, как будет интереснее, сразу меня застрелят, или арестуют. Может какая-нибудь огранизация по борьбе за электронную независимость попытается растянуть дело на много лет. Мне-то какая теперь разница?

В безнадёжной апатии я просидел еще несколько часов. Смотрел, как люди входили и выходили, выбирали места, заказывали еду. Мир вокруг жил своей жизнью и плевался рекламой пирожков, курицы и салатов, рекламой, которую я так недавно ненавидел. А теперь мне было всё равно.

Но не моему организму. Я ведь ничего не ел со вчерашнего дня. Как на зло откуда-то ввалилась толпа народу, все толкались и норовили пробиться поближе к раздаче. Я купил пирожок и отойдя в сторону, присел на пластиковый стул. В кармане что-то хрустнуло. С удивлением я достал оттуда кусок бумаги. Записка. «У нас общие враги. Мы можем тебе помочь». Я быстро огляделся вокруг, пытаясь сообразить, откуда она взялась, но ничего подозрительного не заметил. Опять посмотрел на листок. Внизу время и место встречи. Только пароля не хватает… Ах да, они же меня видели. По крайней мере тот, кто сунул мне записку.

Так вот что имелось в виду под «кто меня первым найдет». Я снова открыл чат, собираясь расспросить, что это за сюрпризы такие, но там как ветром всех сдуло. Это не случайно, подумал я. Значит пока я тут сидел, как синий экран смерти, они значит действовали. Кто же они такие? Нашли меня, подсунули записку. Логично. Если бы они попытались прямо подойти ко мне на улице, я бы стал убегать, решив, что это полиция. А так очевидно, что нет. Они бы, если нашли, давно арестовали бы.

До встречи еще было время, и я отправился пешком, раздумывая на ходу. Как говорится, есть террористы, нет террористов, в любом случае кому-то надо было их придумать. В чате мне сказали, что их нет. А может это они и были? Сейчас накачают меня чем-нибудь, и через час я уже как зомби выйду на площадь, весь обвешанный планшетами. Я замотал головой, прогоняя уже обрастающую красочными подробностями мысленную картину своей трагической гибели.

Как всё-таки странно, всего несколько часов назад я убегал от полиции, с единственной мыслью, как спасти свою жизнь. А сейчас угроза как будто отодвинулась, и я рассуждаю о том, не опасно ли мне будет идти на встречу с этими людьми. Хотя как ни крути, другого выхода у меня нет.

В 3 часа дня я ждал в условленном месте на скамейке. Небо временами прояснялось, освещая дорожки парка, напоминающие о лабиринтах и пакмане. Вдалеке был слышен шум проезжающих машин. Редкие прохожие, неторопливо бредущие кто куда, казалось, были заняты своими мыслями.

Подошел молодой парень, присел рядом. По первым словам стало ясно, что он пришёл за мной. Разговор шёл спокойно, умеренно дружелюбно. Представившись «семёнпэлом», он обещал потом показать как пишется. Как звать меня, даже спрашивать не стал: «Думаю, тебе нетрудно будет забыть своё имя. Один ник, другой ник, дело привычное? Придумай себе новый, никак не связанный с прошлым.»

Первым делом я конечно спросил, кто они такие. Он не ответил, лишь уклончиво сказал, что они борются против интеллектуальной собственности, и я почему-то про себя назвал их «партизанами». Не знаю как ему, но мне очень хотелось побыстрее уйти с этого места. Я все время оглядывался по сторонам, и когда оказалось, что для меня уже готово укрытие, я сразу же согласился отправиться туда. Поговорить по дороге не удалось, да я и не особенно рвался, мало ли, услышит кто. Я у него всё узнаю, как только доберёмся до места.

Нет, это был не секретный бункер глубоко в лесу, а обыкновенная квартира. Одна комната, кухня, ничего лишнего. Здесь видимо кто-то раньше жил, но убрано всё очень аккуратно. Как только мы прибыли, Семён развалился в кресле и стал «вводить меня в курс дела».

Оказалось, я не очень хорошо знал законодательство. Смертная казнь не применяется, если фильм скачан для личного просмотра. Но знают это только юристы, пытаться разобраться — только запутаешься. «Понимаешь, это им выгодно, чтобы все думали: чуть что — вышка», объяснял Семён, слегка помогая себе жестами. Он продолжал: «Вот и устраивают такие подставы для устрашения. Обвинения предъявят, пошумят, типа прокурор требует высшей меры!.. А потом сошлют куда-нибудь подальше, никто и не знает, чем дело кончилось. Мало кому удаётся сбежать, обычно всех ловят. Большинство и не пытаются. Наверно потому, что это как вирус, никогда не знаешь, кто его подцепит. И попадаются на него простые люди, а ты вот… как вы себя называете? Кодеры?»

Я криво усмехнулся. «Да, неважно, — обнадёживающим тоном продолжал он, — ты пока тут устраивайся, ничего делать не надо. А мы тебе скоро привезем машинку. Через сеть общаться нельзя, слишком опасно, всё отслеживается. А до того, что происходит в реальном мире, никому нет дела. Поэтому говорить будем при личной встрече. Важные вещи записывай на бумаге, если разучился, самое время вспомнить. Ну как, есть вопросы?» — закончил он, вставая с кресла.

Я пожал плечами, пытаясь сложить всё услышанное в общую картину.

— А что за машинку-то?
— Ну, компьютер… У нас есть для тебя одно дело, ты как раз подойдешь.
— Неужто, программку какую написать?
— Погоди, не всё сразу, потом узнаешь.

Больше мне ничего из него вытянуть не удалось. Он только повторял, что всё объяснит потом, что они скоро со мной свяжутся, и двинулся в прихожую. Когда мы попрощались, уже закрывая дверь (отворачиваясь), я случайно поймал его взгляд. И взгляд этот мне очень не понравился.

Сделав пару кругов по комнате, я осторожно подошел к краю окна. Казалось, если только выгляну, меня обнаружат враги. Напротив, в небольшом отдалении, чернели окна соседнего дома. Оттуда, из темноты, кто-то наблюдает, ждёт. Кто был этот человек, который меня сюда привёл? Я ничего о нём не знаю.

Я стал думать, вспоминать его слова, интонации. Что-то всё слишком гладко получилось. Так легко я убежал из города, так быстро они меня нашли. И квартирка уже была готова как раз для такого случая. Может партизаны сами это всё устроили, и теперь используют меня? Ведь им нужны программисты для чего-то. Попробуй заставь человека, рискуя жизнью, работать на них. А так мне терять нечего, мало того, я как бы должен верить, что они меня спасли.

Что же было в его взгляде? Подозрительность, может даже опасение. А что если он не врал, и меня действительно подставили агенты этого, как его… то ли АИБ то ли УИБ, что-то-там информационной безопасности? Но не случайно… Выбрали именно меня, заранее подготовились, следили за мной, и теперь с моей помощью хотят выйти на партизан?

Поломав голову над этой дилеммой, я решил отложить её до завтра. Поужинал, включил телевизор, дождался новостей. Про меня ничего не сказали. Стало как-то спокойней и даже немного обидно. За окнами стемнело и похоже мне ничего не оставалось, как собираться спать. Я еще раз оглядел своё новое жильё, где похоже мне придется провести немало времени. Хотя… кто знает? Поживём — увидим.
Изображение

8-926-76170 три шесть
Аватара пользователя
Pepelac
Старейшина
Старейшина
 
Сообщения: 1343
Зарегистрирован: Вс авг 29, 2010 9:14 am
Откуда: Москва, ВАО
Благодарил (а): 270 раз.
Поблагодарили: 185 раз.

Re: Я, пират

Сообщение Pepelac » Вс авг 04, 2013 8:36 am

Я, пират

Глава 3

В моей истории наступило относительное затишье. Вот уже почти 2 месяца, как я состою в пиратском сообществе. Они каким-то образом сделали мне новые карточки, всю идентификацию, я могу выходить на улицу, покупать что нужно, даже, если бы захотел, сходить в кино. Теперь я был другим человеком. Человеком и партизаном.

Я не объявлял войну, не рвал на себе рубашку и не лез на баррикады. Признаюсь, мне никогда не нравилось это положение с копирайтом, но чтобы выступить против… я бы не решился. Но обстоятельства сложились так, что теперь я здесь, и обратно уже никогда не вернуться. Поэтому если когда-нибудь мне представится случай написать книгу о своей жизни, наверно она будет начинаться так:

Я, пират Фамилия Имя Отчество, родился в ____ году в городе N.

Однако, учитывая опасности пиратской жизни, если я хочу, чтобы книга появилась на свет, стоит начинать уже сейчас. Представилось, как я, старик с повязкой на глазу, без одной ноги, которую потерял в смертельной схватке с правообладателями, сижу ночью у костра и рассказываю детишкам жуткие истории из своей пиратской жизни, полной опасностей. Следующая картина была — тот же костёр, но мою историю рассказывают за меня, потому что я пал в неравных боях за информационную свободу. Этого ещё не хватало. Хотя, не знаю как нога, но вот запястье иногда очень неприятно ноет.

Я посмотрел на компьютер, комфортно устроившийся на столе. Он не был подключен ни к одной сети. Все программы, все хелпы, всё установлено в оффлайне, как сказал Семён, этого должно было хватить. А если вдруг не хватит — привезут на флешке всё, что нужно. Неудобно, зато надёжно, и создаёт по-своему заманчивую атмосферу отрезанности от мира, как на необитаемом острове.

В принципе я привык. Так же сижу дома, так же пишу программы. Делаю какие-то модули для взлома серверов. Я конечно не спец по этому делу, но как мне сказали, время у нас есть, потихоньку изучаю вопрос, даже иногда читаю документацию. Отлаживаю на виртуалках, с удовольствием наблюдая, как небольшие, но меткие штрихи кода внедряются в хитросплетения вражеских систем.

Периодически делаю бекапы, которые Семён забирает, а взамен копирует мне фильмы, музыку, которые я прошу принести. Это напоминает мне рассказы Петровича о временах, когда для того, чтобы заполучить, скажем, игру, надо было знать нужных людей, ждать несколько дней, а потом идти с дискетами и терпеливо переписывать многотомные архивы с верификацией, чтобы потом не ходить второй раз.

Видимо, чтобы я совсем не свихнулся от такой отключённости, они привезли мне ноутбук с интернетом. Я конечно и сам понимаю, но Семён на всякий случай настойчиво повторял, чтобы я не засветил какие-нибудь подробности из своего прошлого. Стараюсь нигде ничего не писать, и даже не региться, а если уж очень надо, выбираю имена как случайный набор символов.

Из всех партизан со мной общается только один Семён, и мы всегда встречаемся на нейтральной территории. Он обещал позже познакомить меня с остальными, показать место, где они собираются и смотрят пиратские фильмы, слушают пиратскую музыку. Когда началась вся эта эпопея суровых запретов, коллекционеры контента, которые раньше спокойно участвовали в файлообмене, постепенно ушли в подполье. Кто-то из них сам присоединился к партизанам, кто-то предпочёл отдать или скопировать им свои коллекции. Конечно мне не терпелось самому в этом всём покопаться.

В общем, всё вроде бы хорошо, кроме одного. Приступы не прекращаются, и главное непонятно из-за чего. Если раньше они случались, когда предстояла важная встреча, или я опаздывал, то сейчас… Например, я просто запускаю очередную часть программы. Это просто тест, а не настоящий взлом. А меня трясёт, как будто я нелегально копирую секретную информацию из сети УИБ. Или, допустим, иду в магазин что-нибудь купить, никуда не торопясь, люди прогуливаются с детьми, светит нежаркое солнце, отличная погода. А напряжение душит, как будто я на поле боя прорываюсь через порванные снарядами, затянутые дымом окопы. Дрожащими руками пытаюсь размять мышцы, дышать глубже и ровнее. Я говорю себе: ведь не происходит ничего особенного, мне не надо ни от кого убегать… но видимо, случаи, когда пациент уговорил себя не дёргаться, медицине не известны.

Пока оставались те зелёные таблетки, я принимал их, но когда они кончились, не стал покупать новые. К врачу тоже не пошёл, во-первых, не хотелось рисковать, вдруг меня раскроют, и потом, как сдам анализы, найдут ещё какую-нибудь ужасную болезнь, про которую лучше не знать.

Если поразмыслить, получалось так, как будто мозг привык к этим нервным стрессам и теперь ему достаточно даже малейшего повода, чтобы их спровоцировать. Но сегодня причины у меня как раз есть. Сегодня я иду на очередную встречу в парке, где мне обещали рассказать, для чего нужны эти взломы серверов. Похоже работа дошла до такой стадии, когда без понимания общей цели продолжать невозможно. Или, кто знает, приближается какой-то критический момент, и им приходится торопиться. По крайней мере на прошлой встрече с моим «связным» мне так показалось. Он вёл себя неуверенно, как будто чего-то недоговаривал, всё время собирался сказать, но сомневался.

До встречи оставалось ещё больше часа и я не находил себе места. То плюхался в кресло, то опять вскакивал, ходил по комнате, выглядывал в окно, постукивая пальцами по стене. Работать сейчас бесполезно, только время потеряешь. Я с силой упёрся руками в стол, отчего часть его верхней панели немного отошла в сторону. Полоска света осветила пыль внутри. Я потянул панель сильнее. Очевидно, прошлый жилец не часто приглашал к себе гостей, и раздвигать стол ему не приходилось. Зато похоже, ему давали тот же совет, что и мне: записывать. Внутри стола, за выдвигающимися ящиками, куда можно залезть, только вытащив их все, лежало несколько листков, исписанных мелким почерком.
Изображение

8-926-76170 три шесть
Аватара пользователя
Pepelac
Старейшина
Старейшина
 
Сообщения: 1343
Зарегистрирован: Вс авг 29, 2010 9:14 am
Откуда: Москва, ВАО
Благодарил (а): 270 раз.
Поблагодарили: 185 раз.

Re: Я, пират

Сообщение Pepelac » Пн авг 05, 2013 11:51 pm

Я, пират

Глава 4


В тесном полутёмном помещении без окон сидели два человека. Один из них, помоложе, был в джинсах и футболке, на другом поверх рубашки и неопределённого цвета брюк был надет темно-синий халат.

На самом деле помещение было большое, а тесно было из-за того, что всё вокруг было заставлено коробками с дисками, штабелями книг и пластинок. То тут, то там между ними были запихнуты отдельные кассеты, и кажется даже пачки дискет. Поблёскивали металлическими торцами винчестеры, прозрачными краями тускнели цилиндры болванок, сложенных в банки.

Узкий проход между стеллажей и коробок вёл к открытой двери, через которую был виден уходящий вдаль коридор. Вдоль его стен тоже в разном порядке были сложены носители, носители, носители… Изредка виднелись какие-то приборы, шли кабели, обходящие редкие дверные проёмы.

Человек в халате говорил:

— Да, это конечно хорошо, что, когда предоставляется возможность, мы спасаем обвинённых, тем более тех, кто на самом деле ничего не сделал. Храним все эти архивы, уж не знаю, станут они когда-нибудь доступны людям, или нет. Но теперь наконец мы что-то сделаем реальное. Столько времени готовились, прямо не верится, что уже скоро.

— Нет, я все-таки не понимаю, как мы сможем уничтожить базу данных. Ведь у них наверняка резервирование и репликация по всему миру.

— Во-первых, и что самое главное, они этого не ожидают. Копии конечно есть, но в том-то и дело, что мы атакуем все серверы одновременно. А что касается защиты, любой хакер знает, если защиту нельзя взломать через сеть, это можно сделать изнутри. В таких делах без физического вмешательства не обходится. Мы всё предусмотрели, даже аварийные годовые бекапы. Не зря столько времени собирали данные. Один решающий удар, и информация обо всех объектах интеллектуальной собственности будет полностью уничтожена.

Из коридора раздался недовольный вопль: «ну куда, куда-а-а?!!» Потом послышалась какая-то возня, приглушённый стук кидаемых наушников и ругательства. В комнату зашел взъерошенный тип, стукнул рукой по косяку. «Опять проиграли», недовольно сообщил он, видимо ожидая сочувственных комментариев, и добавил, мотнув головой в сторону соседней двери: «всё из-за этого оленя». Сидевшие многозначительно промолчали, и он, вздохнув, направился назад.

Молодой человек продолжил:

— И что, базу так трудно будет восстановить? Неужели авторы не смогут как-то доказать, кто что создал?

— Да забудь ты про авторов! В наше время всё столько раз перепродавалось, что единственный достоверный источник правообладания — эта самая база. Они только и делают, что судятся, кому что «принадлежит». Конечно, со временем они снова поделят куски пирога, но это будет не скоро, и за это время наверняка перегрызутся.

— Ну ладно, значит одновременная атака. И для этой атаки надо в некоторых местах физически проникнуть в контрольные центры и ввести там какие-то пароли, так?

— Примерно так.

— Но раз это так важно, как ты не боишься доверить новичку участвовать? Вдруг он откажется? Или смоется в самый важный момент. А вдруг он всё-таки шпион, или за ним следят, но так аккуратно, что мы не заметили?

— А что ты предлагаешь? Может я пойду или ты? Если схватят его, мы фактически ничего не теряем. Он ни с кем не связан, ничего не знает. А если меня? Представляешь, что будет, если они узнают, где мы сейчас с тобой сидим? Нет, он как раз подойдёт. В конце концов, если не выйдет, у нас есть запасные варианты. Но ты прав конечно, лучше бы он не знал, на что идёт.

Возникла пауза. Молодой человек оглядывал окружающее. Еще несколько лет назад ему казалось, он ни за что не забудет, где тут какие диски лежат, и поэтому даже не всегда помечал коробки. Сегодня времени не хватало даже на то, чтобы составлять списки новых поступлений, не говоря уже о том, чтобы разобрать прежний бардак.

Он вдруг обернулся, видимо обрадованный неожиданной мыслью, и чуть ли не размахивая руками, выпалил:

— А ты не говори ему, что это фактическая атака. Скажи, это типа подготовительного этапа, ну, как бы прорыв первого кольца защиты или что-то вроде. Будто мы только внедряемся в их систему, чтобы потом нанести удар. Скажи, что это будет типа испытания для него, а после этой акции, если всё пройдет гладко, мы его примем, и он станет полноценным пиратом, воином киберпространства!

Улыбнувшись, человек в халате спокойно поднялся.

— Ну, ты загнул, «воином». Скромнее надо быть, коллега, — сказал он. Потом помедлил, и подмигнув, согласился: — Я подумаю.

После чего размеренным шагом углубился в коридор. Его собеседник остался сидеть на прежнем месте, видимо размышляя о чём-то.
Изображение

8-926-76170 три шесть
Аватара пользователя
Pepelac
Старейшина
Старейшина
 
Сообщения: 1343
Зарегистрирован: Вс авг 29, 2010 9:14 am
Откуда: Москва, ВАО
Благодарил (а): 270 раз.
Поблагодарили: 185 раз.

Re: Я, пират

Сообщение Pepelac » Ср авг 07, 2013 7:48 am

Глава 5

Проходя мимо работ своего любимого художника, Владимир Алексеевич замедлил шаг, подошёл вплотную к холсту. Половица из натурального дерева благородно скрипнула под ногой. Удивительно, как кажущиеся вблизи небрежными мазки складываются в невероятной реалистичности картину. Владимир Алексеевич неторопливо двинулся дальше, открыл тяжёлую дверь и зашёл в кабинет.

Обстановка внутри одновременно успокаивала и настраивала на деловой лад. Даже запах мебели, смешивающийся с тонким ароматом из климатогенератора, как будто говорил владельцу просторного помещения: «Всё будет так, как надо».

Послушный привычному жесту, включился компьютер, на экране которого привлекало внимание сообщение из ассоциации правообладателей медиаконтента:

«Уважаемый Владимир Алексеевич,
Наше руководство обеспокоено участившимися случаями побегов преступников. Мы полагаем, что это может создать у общественности неблагоприятное впечатление о состоянии дел в области охраны интеллектуальной собственности».

Владимир Алексеевич поморщился и решил сразу написать ответ.

«Уважаемый Эдуард Михайлович,
Наши подразделения обеспечивают защиту вашей интеллектуальной собственности наилучшим образом. Не сомневайтесь, все нарушители пойманы. Исполнение приговоров регулярно освещается в СМИ, так что подозрений о возможной безнаказанности подобных инцидентов возникать не должно. Что касается лиц, которые не предстали перед судом, могу вам напомнить, что данная информация находится вне вашей компетенции».

Вот так. Пусть не лезут не в своё дело. Обеспокоены они. Знаем мы, чем они обеспокоены. Когда только была введена высшая мера за пиратство, казни транслировали в онлайне, для всех желающих. Потом было решено, что это негуманно. Но и сегодня за большие деньги любители зрелищ могут посмотреть, или даже поприсутствовать. Наверняка кто-то из их конторы с этим связан, вот и переживают, что мало приговорённых.

Настроение немного испортилось, поэтому перед тем, как приступать к изучению обстановки, Владимир Алексеевич решил побеседовать с коллегой из Европы. Они общались на английском, и первый раз, помнится, незнакомый акцент сильно резал слух. Сейчас это ощущение сгладилось, и голос кажется обычным, как и манера говорить. Коллега жил как будто в другом мире. И хотя у них были общие интересы, иногда казалось, что тот ведёт какую-то совершенно особенную игру, понятную только ему одному. Тем не менее, беседы с ним обычно оставляли положительное впечатление.

Они поговорили где-то полчаса, о важных и не важных вещах, и попрощались. Владимир Алексеевич еще постоял немного у окна, любуясь видом, и вернулся к столу. Ну что ж, приступим.

Человек из 23-й группы сообщал: «Один из новых подопечных нервничает, всех подозревает. Это может сказаться на всей операции». Прилагалось краткое описание хода внедрения. Владимир Алексеевич задумался, изучая историю побега: действительно слегка неправдоподобно, что его так и не нашли при всех этих обстоятельствах. Ну, раз человек сомневается, надо его успокоить. Откроем ему некоторые секреты.

Допустим, он должен узнать, что среди УИБ есть люди сочувствующие, и не просто сочувствующие, а активно помогающие. Эти люди сделали так, что его не засекли по дороге, удалили ненужные записи, сделали его невидимкой. Тем более, что на самом деле примерно так и было.

Как подкинуть информацию? Напрямую нежелательно. Лучше представить так, как будто он сам раскопал. Например, пусть он случайно найдёт в квартире записи предыдущего беглеца, который знал о том, что ему помогли. Записи, в которых будет говориться, что вокруг «наши люди» и всё под контролем.

Хорошо. Осталось пробежаться по статистике, ежедневным отчётам, ознакомиться с анализом событий. Внешне ничего особенного. И это лучший признак того, что люди, работающие в системе, знают своё дело.

На лице Владимира Алексеевича ничего не отражалось. Но если бы характер у него был немного более открытым, можно было бы угадать, что он остался доволен собой. Всё шло по плану.
Изображение

8-926-76170 три шесть
Аватара пользователя
Pepelac
Старейшина
Старейшина
 
Сообщения: 1343
Зарегистрирован: Вс авг 29, 2010 9:14 am
Откуда: Москва, ВАО
Благодарил (а): 270 раз.
Поблагодарили: 185 раз.

Re: Я, пират

Сообщение Pepelac » Чт авг 08, 2013 4:24 am

Глава 6

И вот настал тот самый день. Мне дали последние инструкции и я отправился в путь. В принципе надо было ожидать, что придется ехать в другой город. Самым важным было выдержать точное время. Я должен был проникнуть во вспомогательный контрольный центр и ровно в 23:30 отключить защиту.

На вокзал я прибыл заранее, чтобы не опоздать, ведь я редко ездил и мог сразу не найти, не сообразить, как там и что, тем более в незнакомом городе. Проверил в кармане билеты, которые мне вручил накануне Семён. Порадовавшись, что успешно нашел вход к поездам, я окинул взглядом огромную территорию. Было сыро и пасмурно, отчего окруженная зданием вокзала и защищенная сверху высокой крышей площадь производила впечатление мрачного скалистого ущелья где-нибудь в палеозойском периоде. Эхом раскатывался шум толпы и изредка прорезающих его объявлений.

Потоки людей деловито проходили к путям через турникеты, прикладывая какие-то жетоны к считывателям. Я слегка забеспокоился. У меня не было жетона! Я видел вдалеке состав, стоящий на 11-м пути, который был мне нужен. Вот он растянулся вдоль путей, и над ним огромные часы, и время отбытия. Но как туда пройти? Семен видимо был уверен, что я в курсе.

Когда пару месяцев назад я выходил отсюда в город, конечно я не обратил внимания,
как люди попадают внутрь. К выходу в город все турникеты были открыты. Усталые пассажиры, видимо много раз проделавшие этот путь, вливались в здание вокзала и растекались по разным сторонам. Я посмотрел на часы и почувствовал как из глубины сознания начинает медленно расти паника. Оставалось 15 минут. Ну надо же погореть на такой ерунде.

Я заметался между щитов с информацией, ища глазами таблички, среди которых попалась «продажа жетонов». В стороне, куда указывала стрелка, стояли длинные очереди к кассам. Я беспомощно оглянулся вокруг. Неужели мне сейчас надо бежать к ним?

«Нет, — успокаивал я себя. — Не может быть, чтобы, имея билет, пришлось бы еще стоять за каким-то жетоном. Должен быть другой вход.» Потеряв несколько минут в попытках расспросить других пассажиров, я решился обратиться к полицейскому, уверенно стоящему посреди зала. Он был не из правополиции, но ощущение ничуть не лучше. Помедлив немного, рассматривая билет, он посмотрел на меня благосклонно и показал на проход в дальнем углу.

В этот момент я точно не был похож на шпиона. Всего-то оказалось, что жетоны были для пригородных поездок, а мне надо было обойти с другой стороны. С огромным облегчением я прошёл к поезду, отыскал нужный вагон и занял место у окна.

По дороге, рассеянно глядя на проносящиеся мимо поля, я размышлял про листки, которые нашёл в столе. Откуда он узнал, что ему помогли сбежать? Почему он был так уверен, что это друзья? Может он знал кого-то из них лично? Вот Пашка мне тоже помог, и я знаю его много лет, но откуда мне знать, с кем он может быть связан, и какие у него с ними дела? Учитывая его положение, кто знает, на какую сделку ему пришлось пойти, чтобы остаться на плаву. Хотя и про его положение я знаю только с его слов. Всё вокруг меня только слова, а ведь кстати пора заняться делом.

Я прибыл на место вовремя. Прогулялся немного вдоль улицы, посидел на скамейке, поглядывая на большое офисное здание, в подвале которого находилась моя цель. 23:15. Пора. Я приблизился к входу и, вздохнув, вошел через стеклянную дверь, бодро отъехавшую в сторону. Как и было на фотографии, которую мне показывали, справа за столом скучает один охранник, да и то для вида. Я бодро шагал вперёд, стараясь не смотреть по сторонам, как будто я каждый день тут хожу. Как раз когда я поравнялся с аркой, автоматически сканирующей личность, у охранника на пульте зазвонил телефон.

Я вздрогнул. Это ДОЛЖНО быть совпадение. Не изменяя шаг, продолжаю свой путь, и поворачиваю налево в лифту. Этаж минус 2. Двери, чуть щелкнув, закрылись. Лифт плавно двинулся вниз. 23:19. Дальше этого места фотографий у партизан не было, был только план.
Я знал куда идти, но с картами у меня были небольшие трудности. Это я знаю еще со времён, когда играл в допотопные стрелялки прошлого века, которые на распродажах выбрасывали по смешной цене.

Выйдя из лифта, я непроизвольно уставился прямо в камеру, висевшую у потолка в углу коридора. Конечно она была обозначена на плане, но всё равно стала для меня неожиданностью. Немного замешкавшись, я двинулся дальше. Хорошо, что ребята предупредили, что после моего «визита» они смогут стереть все записи этих камер, и мою испуганную гримасу никто не увидит. Коридор слегка обшарпанный, светлые стены и ковролин. Если ходишь по такому коридору каждый день, он кажется идеальным, но мне была заметна каждая мелочь. Потертый порог, чуть отколотый пластик на углу. Следы от рук, каждый день толкающих дверь примерно в одном месте. Потолок оказался ниже, чем я себе представлял. Хорошо что я никогда не страдал клаустрофобией.

23:23. Вот и нужная дверь. Провожу карточкой по считывателю замка. Зеленая лампочка. Оборачиваюсь, в коридоре никого. Вхожу. Небольшая комната встречает меня уютным запахом работающей техники. За прозрачной стеной с еще одной дверью расположились стойки, справа от входа терминал и кресло.

Жду. В который раз смотрю на часы. 23:26. Достаю листок с командами, которые надо ввести. Почему же никак не покидает ощущение, что я что-то забыл сделать? Включаю терминал. За несколько минут до нужного времени залогиниваюсь. Запускаю консоль управления. Всё идёт по инструкции. Осталось 3 минуты.

Ввожу первые несколько команд, сверяясь с бумажкой, чтобы не ошибиться. Набираю последнюю, которая и должна быть выполнена ровно в 23:30. Полминуты. Держу руку рядом с enter'ом. Секунды никогда не спешат. Они знают, как складываться в вечность. Они знают, как в бесконечной вселенной в точно запланированной точке маленький человек сидит у пульта и ждёт их. Только они никого не ждут.

Enter. Тихий мягкий щелчок клавиши. Дело сделано.

Я всегда был аккуратным. Я не забыл закрыть консоль, выключить терминал и повернуть кресло в ту же сторону, как оно было. Закрыв дверь, иду обратно по коридору. Так и подмывает побежать, но надо идти спокойно. Здесь могут быть люди, а мне еще далеко до выхода. Лифт, издевательски не торопясь, поднимает меня на поверхность. Мимо охранника, который теперь уставился в какой-то журнал, я прошел особенно медленно, как будто в случае фейла это могло мне помочь. И вот я выхожу на улицу. Чуть ускоряясь, старательно делаю шаги по тротуару, зная, что надо выдержать еще немного. Заворачиваю за угол, всё еще не веря, что всё кончилось. И наконец бегу. Бегу, не в силах отделаться от ощущения, что меня догоняют, подчиняясь упрямому действию адреналина. И разогнав далеко в уголки сознания все витиеватые фразы, генерируемые обычно моим надоедливым внутренним голосом, только одно слово звучит внутри: «Получилось! Получилось!»

И тут началось что-то странное. Перед глазами появились мутные пятна, в ушах слегка зазвенело. Я замотал головой, прикрыл глаза руками и потер их. Не помогло. К тому же теперь непонятно откуда зазвучала музыка. Она становилась все отчетливее, как и пятна, которые постепенно сложились в надпись «game over». Что это, я с ума сошел? Поворачиваю голову: город вокруг, редкие прохожие, проезжающие машины — всё выглядит как обычно, но куда бы я ни смотрел, прямо посередине, как будто на сетчатке выжжена надпись «game over».

Борьба в сознании продолжалась недолго, и в какой-то момент я окончательно понял, что происходит. Тут как обычно пошли титры.

Да, неплохо я сыграл. Но теперь придётся досматривать до конца, со всеми спасибами и благодарностями. Пока не досмотришь, мозг не переключается на реальность. Немного раздражает, но на самом деле я никогда не был против дани уважения авторам.

Имена плавно скроллировались перед глазами. Информация о реальном мире понемногу стала всплывать в памяти, а тот, другой мир, в котором я провёл, как мне казалось, месяцы, постепенно упаковывался в область воспоминаний, занимая своё место среди прочих пройденных игр. Ну вот и всё.

Я отсоединил контакты и, потягиваясь, вылез из капсулы.

Конечно, в жизни до такой партизанской войны не дошло. Бардак был пару поколений, но потом прогресс взял своё: обмен медиа-контентом стал свободным. Нравится игра — скопируй и играй сколько хочешь. А вот абонентская плата за полное погружение немаленькая. Капсула стоит денег, расходники, техобслуживание. Нет денег — играй в обычные игры, слушай обычную музыку. Но какой в этом интерес? Есть еще устройства прошлых поколений, дешевле, есть даже китайские аналоги. Правда залезть в такой я бы лично не решился. Глюкодром ещё тот. Получить нарушение целостности личности мне как-то совсем не улыбалось. Но некоторые пробуют. Потому что на настоящую игру у них никогда не будет шансов.

А у меня есть. Я перспективный сотрудник в надёжной компании. Оглядев свою домашнюю обстановку и расположившиеся в ней такие простенькие, но необходимые и комфортные вещи, я попытался представить, как можно жить без всего этого. А воображение у меня было хорошее. Я поёжился. Бедные люди.

С другой стороны, им легче. Им не грозит синдром Раушальцгеймера. И мне тоже не грозит, пока у меня есть деньги на усилитель реальности. Если бы не он, я бы давно остался в капсуле навсегда. Так случилось со многими, кто испробовал адскую машинку в первые годы. Вылезая только чтобы поесть, поспать и заработать по быстрому денег, а еще проще украсть, они как наркоманы сразу ныряли обратно. Реальность так скучна на самом деле.

Я подошел к шкафу и прикоснулся к гладкой поверхности покоящейся на полке зелёной сферы. Любому человеку со временем надоедает всё. Чувства притупляются, впечатления от чего угодно после многих повторений уже не те. В общем-то «усилитель» — просто название, и ничего он не усиливает. Он даёт возможность воспринимать все ощущения, как будто в первый раз.

Хотя… кто знает этих жуликов, что они там придумали. Принцип действия устройства строго засекречен.

Я провёл рукой по обоям. Я знал шероховатость их текстуры на ощупь, я много раз видел их узор, но пока этот зеленый шар стоит на полке, они никогда не смогут мне надоесть. Поэтому я спокойно могу играть в новые игры, уверенный, что когда вернусь, я снова с удовольствием окунусь в своё кресло, и мне не захочется прыгнуть в конвертор от безысходности и серости бытия.

А разработчики молодцы. Как они это делают? Ведь игра была калибрована как будто специально для меня. Я — одинокий программер, и люблю повоевать против копирайта. Но с таблетками и приступами они всё же перебрали, так и свихнуться можно. Надо будет в следущий раз уточнить, чтобы такого не было.

Интересно, кто играл за Пашку? Неужели он всю игру только и делал, что судился за свою книгу? Может юрист или правда писатель. И тут еще я на него свалился, а потом наверняка допросы в полиции… да, каждому своё.

Ну что ж, будем ждать продолжение, я наверно поиграю. Если сделают, конечно. Посмотрим. Я отключил питание и аккуратно сложил все провода в упаковку. Дурацкая привычка хранить все детали как при продаже, никак не могу отделаться. Часы на дальней стене, выходящей в сад, показывали почти 12.

Вот и день подходит к концу. Выйдя из дома, я спустился с крыльца на траву. Невозмутимо, в бархатной тишине, солнце клонилось к закату. У кромки дороги на деревьях зашелестели листья, и я почувствовал запах вечернего ветра, пьянящий, как первый раз в жизни.
Изображение

8-926-76170 три шесть
Аватара пользователя
Pepelac
Старейшина
Старейшина
 
Сообщения: 1343
Зарегистрирован: Вс авг 29, 2010 9:14 am
Откуда: Москва, ВАО
Благодарил (а): 270 раз.
Поблагодарили: 185 раз.


Вернуться в Болтология

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1